четверг, 10 мая 2012 г.

Утопия

Да, именно этот дом, именно эта улица... Проспект Вернадского, 26. Осталось только сесть на вот эту скамейку, рядом с этим подъездом, и немного подождать...
Наконец она увидела его. Серьёзного, в костюме с галстуком в синюю полоску, захлопывающим дверцу чёрного автомобиля. И всё те же неизменные очки. Как будто только они остались от того Сашки, которого она знала много-много лет назад. Вот он уже достал ключи и подходит к двери подъезда... Она тихо поднялась со скамейки и быстрым шагом направилась в его сторону.
 - Саш... Помнишь меня?
- Лена?!
Мгновение он стоял, ошеломлённый, совсем не зная, что предпринять. Она молчала, смотрела на него и улыбалась, вглядываясь в знакомые черты лица и с радостью обнаруживая, что он почти не изменился.
 - Какими судьбами... - но что-то не дало ему закончить эту фразу, как будто он сам знал спрятанный за словом "судьбами" ответ.
- Что ж, проходи.
И он галантно пропустил её вперёд, придерживая широко распахнутую дверь. 
Через несколько минут они сидели в просторной квартире, с евро-ремонтом и видом на парк из окна, и он протягивал ей чашку горячего чая.
- Какая у тебя квартира... Ты живёшь здесь со своей семьёй?
- Нет, я купил её когда-то, чтобы однажды привести сюда свою невесту. Но пока невесты нет. А ты? Как жила ты все эти годы?
- Я... - ей так хотелось засмеяться в ответ на этот безнадёжный вопрос, но она лишь слабо улыбнулась. - Работаю журналистом. Собственно, доступ к базе данных и помог мне найти тебя.
- Но зачем... - он медлил, словно не решаясь задать этот вопрос, - зачем ты искала меня?
Она ожидала, что он спросит об этом. И столько раз продумывала в мельчайших деталях, как ответит. Но теперь, конечно же, все заранее заготовленные слова попросту вылетели из головы.
- А я представила... Представила, как в день своей смерти я буду перебирать в памяти всё то, чего не успела сделать за свою жизнь. И начну очень жалеть о том, что мы с тобой так и не встретились.
- Смерть? Но зачем так рано думать о смерти? Тебе всего лишь 25...
- Постой, - прервала она его. - У меня для тебя кое-что есть.
С этими словами она вынула из сумки книгу в твёрдом коричневом переплёте и протянула ему.
- Ах, да, я помню эту книгу. Кажется, сейчас без неё в нескольких экземплярах не обходится ни один книжный магазин.
- Её написала я.
- Ты?! Но здесь другое имя автора...
- Она под псевдонимом.
- Не знал, что ты пишешь.
- Ты многого обо мне не знал.
- Но должен был. Спасибо, тогда я обязательно прочту.
Лена взглянула на часы: время неумолимо неслось вперёд. Она должна ему обо всём рассказать. Прямо сейчас.
- Ты говорил о смерти... Я больна. С завтрашнего дня ложусь в больницу, но врачам скорее всего не удастся меня спасти. Поэтому я и решила сегодня встретиться с тобой.
Сначала в его глазах отразилось полное замешательство. Создавалось ощущение, будто он никак не может осознать смысл только что услышанных слов. Постепенно замешательство сменилось ужасом. Он схватил её за плечи, посмотрел так, как смотри ребёнок на умирающую маму, понимая, что ничем не может ей помочь. Хотя ему хочется этого больше всех игрушек на свете.
- Этого... Не может быть. Скажи, скорее скажи, что это неправда!
- Это правда, Саш. Мне пора идти, до завтра нужно ещё много успеть... А сейчас, напоследок, улыбнись, пожалуйста. Этой своей улыбкой, я больше ни у кого такой не видела.
Эти слова поразили его до глубины души.
- Прости... Прости меня за то, что я не отвечал на твои сообщения. За то, что так и не позвонил, за то...
- Тише, - она осторожно приложила свой палец к его губам, - не говори лишнего. Прощай, мне пора.
- Стой! В какой больнице ты будешь?
Она назвала адрес.


Весь следующий день, подписывая договоры и проводя завещания, каждую секунду он думал только о ней. О её словах, навсегда запавших в самое сердце, о её улыбке, о её голосе... Он отпросился пораньше с работы, чтобы успеть заехать в её больницу. Быть может, её положение не так безнадёжно, как ей кажется?..
В тусклом свете больничной палаты она выглядела совсем бледной и очень усталой. Он положил букет нежно-розовых роз на её кровать и сел рядом.
- Ты? - удивлённо спросила она. - Не ожидала... Но я рада, что ты пришёл. Я стала совсем плоха...
- Не говори так, - он осторожно взял её руки в свои и поцеловал, - ты поправишься.
- Нет, я обречена - врачи уже не пытаются это скрывать.
- Я поговорю с ними, и мы сделаем всё возможное.
Казалось, она почти не слушала его.
- Знаешь, ещё год назад, пока мне не поставили этот страшный диагноз, я искренне верила, что однажды встречу свою настоящую любовь. И мы будем жить долго и счастливо - как в диснеевских мультиках.
- Так и будет. Обязательно.
Она лишь слабо улыбнулась и с какой-то невыразимой нежностью посмотрела на него.
- Но даже тогда я знала, что в самой-самой глубине моего подсознания всё равно сидишь ты.
- Теперь я рядом, и я всегда...
- Сейчас ты опять скажешь лишнее. Твои очки... Ты даже не представляешь, как они тебе идут. Кстати, тогда ты так и не улыбнулся. Улыбнись, пожалуйста... Вот, вот так. О лучшей смерти я даже мечтать не могла...
Она тихо закрыла глаза, а на её бледном лице, освещённом тусклым светом больничной лампочки, читалось полное и безграничное счастье.
- Лена... Лен, что с тобой?! Ты не можешь... Доктора!.. - заорал он на вошедшую медсестру. - Позовите же доктора кто-нибудь!

***

Последний раз он плакал в детстве, когда младшая сестрёнка выбросила его самодельный самолётик. Она засмеялась и завопила: "Мальчик, а плачет!" На всю улицу. С тех пор он решил быть сильным. Так и сейчас: очки безнадёжно запотевали, и он снимал их каждую минуту, чтобы протереть, и зажмуривал красные от слёз глаза.
А ведь всё могло быть совсем иначе. Если бы тогда, в погоне за новой жизнью, решив впредь никогда не оглядываться назад, он остановился хотя бы на мгновение... И вспомнил, что потерял что-то очень важное, гонясь за самим собой. Если бы нашёл в себе силы осознать свою ошибку, заглянуть в прошлое, чтобы вернуть настоящее...
Но он жил, как ему тогда казалось, самой правильной жизнью, шёл к поставленной цели и наслаждался каждым днём, стараясь сделать его незабываемым. За своими амбициями он так и не увидел главного. И промахнулся, забросив мяч не в то кольцо и не на том поле.
Внезапно в кармане куртки зазвонил телефон.
- Да, - сказал он в трубку безразличным голосом.
- Саша? Как хорошо, что у тебя всё тот же номер. Представляешь, врачам удалось меня спасти. Они называют это чудом. Видимо, чудеса, в которые я так верила, всё-таки случаются...

Через несколько минут он мчался по улицам, перебегая дороги на красный свет, задевая прохожих и не успевая извиняться. За спиной как будто выросли крылья и помогали ему бежать в три раза быстрее. Если в мире существует и абсолютное счастье, и настоящая любовь, и самые настоящие чудеса - то сейчас всё это переполняло его с головы до ног.
Он мчался по улицам, зная наверняка, что эта цель лучше всех предыдущих. Ведь там, уже через несколько кварталов, его ждала Она. Его прошлое, настоящее и будущее. 

7 комментариев:

  1. Анонимный10 мая 2012 г., 11:25

    Обалдеть просто!!! Одни эмоции...

    ОтветитьУдалить
  2. Ваууу тебе нужно издавать всё, что ты пишешь в блоге. Это восхитительно.

    ОтветитьУдалить
  3. Спасибо огромное, мне очень приятно)) Я бы рада издавать всё это, только не знаю, где(

    ОтветитьУдалить
  4. Вау, очень красиво.. я даже прослезилась)

    ОтветитьУдалить
  5. Я готова пасть к твоим ногам только за то, что своим концом ты заставила меня поверить в истину чуда! Я была уверенна, что все закончится трагично, с вечными размышлениями о смысле жизни. Но такого конца я ожидала меньше всего, спасибо!;)

    ОтветитьУдалить